ЕДИНСТВО         БРАТСТВО  Роза Мира 
        БИБЛИЯ III ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ


Внимание! Платим за благотворительность!
Получить вознаграждение
Вторник, 19.09.2017, 16:15




                                                                                                               


РОЗА МИРА



АЛЕКСАНДР ИЗОТОВ
РЕЛИГИИ
ПСИХОЛОГИЯ
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 752
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » Религии » Христианство

ХРАМ ГРОБА ГОСПОДНЯ

ХРАМ ГРОБА ГОСПОДНЯ

 

Гроб Господень в Иерусалиме и животворящий огонь на Пасху
 

Храм Воскресения Христова

Северо-западная часть Старого города в Иерусалиме занята христианским кварталом. Заселение его началось в IV веке, когда над развалинами римского языческого храма византийский император Константин воздвиг храм Воскресения Господня - святая святых всего христианского мира, ибо здесь совершилось искупление рода человеческого. Здесь Голгофа, на которой крестной смертью пострадал Христос... Здесь ложе, на котором три дня покоилось тело Богочеловека. Храм воздвигнут на месте, где был распят, погребен и затем воскрешен Христос, однако сейчас храм даже отдаленно не напоминает первоначальную постройку.
 

...Через 38 лет после смерти Иисуса Христа римское воинство под предводительством императора Тита подступило к стенам Иерусалима. Иерусалимской церковью правил тогда Святой Симеон, один из 70 апостолов и сродник Господень. Видя приближение времен, предсказанных Спасителем, собрал он свою паству и удалился с нею из города, предназначенного к разрушению, в город Пеллу (ныне Фаил). Когда разрушение Иерусалима свершилось, христиане вновь возвратились в город со своим Святителем, которому, как очевидцу кончины Христа, нетрудно было среди всеобщих развалин отыскать скалу Голгофы и пещеру погребения.

 
Через 30 лет после мученической смерти Святого Симеона римский император Адриан, чтобы удалить христиан от этих святых мест, приказал сровнять место между Голгофой и пещерой погребения, завалить его мусором, а сверху соорудить языческий храм. Так прошло почти 200 лет. Так эти места были сокрыты от глаз, но сам языческий храм, сооруженный на них, указывал их христианским паломникам.
 
Когда император Константин принял христианство, то первым делом приказал соорудить на этом месте храм удивительной красоты, который «был бы великолепнее всех храмов, где-либо существующих, и чтобы другие здания при храме были гораздо превосходнее самых прекрасных по городам строений».
 
В 326 году в Иерусалим прибыла царица Елена, мать императора Константина, которая и начала возведение храма над Гробом Господним. Уже в 333 году Храм был освящен митрополитом Кесарийским Евсевием Памфилом, который, как первый церковный историк, оставил описание храма.
 

Прежде всего, пещера погребения была отделена от скалы, в которой находилась, для того, чтобы ее можно было всецело включить в воздвигнутую круглую часовню. Эту часовню окружали 12 столбов (по числу апостолов), и называлась она по-гречески Анастазис (Воскресение). От нее на восток шел собственно Храм, перед которым был четырехугольный двор с крытыми кругом ходами, а во двор с торговой площади вела лестница, украшенная столбами. Все это было украшено мрамором, блестело золотом и драгоценными камнями.

Храм это простоял менее 300 лет. Персидский царь-огнепоклонник Хосрой в 614 году со своей армией вторгся в Иерусалим и разорил город и храм, сооруженный Константином. Но уже в следующем году он, уступая просьбам своей жены-христианки, разрешил выстроить на этом месте новый храм. Бедность после разорительных набегов персов не позволяла воссоздать храм в таком цельном и великолепном виде, как он был сооружен первоначально, и были возведены четыре отдельных храма.
Над пещерою погребения Христа вновь был воздвигнут круглый храм, как это было при Константине, а потом были выстроены еще два небольшие храма - над Голгофою и местом обретения Честного Креста. Четвертый храм - во имя Пресвятой Богородицы - возвышался там, где приблизительно находился камень миропомазания.
В таком виде застали эти Святые места арабы, овладевшие Иерусалимом через 20 лет. Халиф Омар милостиво обошелся с христианскими храмами, не тронув их, но его наследники если и не разрушали их, то постоянно грабили, особенно в IX-X веках.
К концу XI в. целый ряд причин создал благоприятную обстановку для того, чтобы призыв на борьбу с мусульманами получил горячий отклик. Прежде всего, в то время чрезвычайно популярными стали духовные подвиги и паломничество по святым местам, арабы не препятствовали таким паломничествам, но оскорбляли чувства христиан проявлениями мусульманского фанатизма, например разрушением в 1009 г. храма Святого Гроба. Когда же власть в Иерусалиме перешла к туркам, паломничества стали смертельно опасным предприятием. Рассказы вернувшихся из Святой земли пилигримов будили в сердцах христиан негодование против мусульман.
Веской причиной стала и просьба о помощи императора Византии Алексея I Коммина. В первые века существования ислама арабы сумели завоевать Сирию, Палестину, Египет, Северную Африку и даже Испанию. В начале VIII в. арабы покорили Малую Азию и стали серьезной угрозой Константинополю, а на Западе пытались проникнуть за Пиринеи. После Реконкисты распространение ислама было приостановлено раздорами, возникшими в самом мусульманском мире. В то время Византия смогла частично вернуть себе утраченные земли, в частности Крит, часть Сирии, Атиохию. В XI в. Положение дел снова изменилось в неблагоприятную для христиан сторону. После смерти Василия II (1025 г) византийский императорский престол занимали слабые правители, которые беспрерывно сменялись. В этот период сельджуки завладели большей частью Ирана и Месопотамии, опустошили Армению, значительную часть Малой Азии и наконец заняли Антиохию. Враги оказались буквально под стенами Константинополя. Европейские провинции византийской империи оказались под угрозой печенегов. Особенно трудным для Византии оказался 1091 г: турки готовили нападение на Константинополь с моря, а печенежские орды окружали столицу на суше. Император понимал, что своими силами одолеть многочисленных врагов не сможет: армия была ослаблена войной с итальянскими норманнами, пытавшимися покорить и Балканский полуостров. После раскола христианской церкви в 1054 г. католики и православные предали друг друга анафеме. Теперь же Риму преставилась прекрасная возможность восстановить влияние на Востоке и сделать это по просьбе самого императора.
Кроме чисто политических мотивов существовали еще и социальные предпосылки крестовых походов. Утвердившийся феодальный строй привел к тому, что среди дворян появилось множество лиц, которым не находилось дела в родных местах: младшие сыновья баронов, обедневшие рыцари. Они были готовы идти туда, где можно было получить более, чем они имели, – земли, золото, рабов. Этот контингент был своеобразным порохом, который мог легко взорваться от малейшей искры междоусобной вражды и привести к очередной гражданской войне. Тяжелые экономические условия, неурожаи, эпидемии заставляли искать лучшей жизни и людей недворянского происхождения – небогатых купцов, ремесленников, крестьян. Заинтересованы в походе на Святую землю были и жители итальянских прибрежных городов, рассчитывавшие выйти на более широкий рынок и получить богатую прибыль.
Все эти факторы, вместе взятые, делали крестовые походы не только неизбежными, но и необходимыми.
Папство, учитывая сложившуюся ситуацию, не могло не откликнутся на призыв Византии. Урбан II сумел оформить идею крестового похода в форму, привлекательную и для дворянства, и для народа. В своем призыве он делал акцент на необходимость помочь христианам Востока и освободить от неверных Гроб Господень, тактично умолчав о своих политических интересах на Востоке. Речь Папы в Клермонте 24 ноября 1095 г. имела громкий успех: тысячи людей дали обет идти против мусульман и нашили на одежду знак креста, отчего и получили название "крестоносцы”, а походы стали называть крестовыми. Однако, пока рыцари Запада собирали войска, император Алексей Комнин освободился от нависших над государством опасностей, которые ранее заставляли его искать поддержки в Европе. Он с помощью половецких ханов сумел истребить печенежские полчища, опасность с моря тоже отступила. Именно в это время на земли Византии стали прибывать толпы крестоносцев. Теперь «помощники» вызывали у Алексея тревогу – уж очень большой размах приняло крестоносное движение. Крестоносцы стали серьезной опасностью для самой Византии. Папа назначил своим легатом при крестоносцах епископа Пюи Адемара, который одним из первых согласился выступить в поход против мусульман.
Вообще Церковь оказывала крестоносцам не только духовную поддержку: кроме прощения грехов Папа обещал, что кредиторы не могут требовать возвращения долга у крестоносцев, пока те не вернутся из путешествия, захватившие их имущество будут отлучены от Церкви. Таким образом, многие отправились в Святую землю, побуждаемые не благочестием, а стремлением избавиться от кредиторов и обрести богатство.
Первый крестовый поход начался в 1096 г. Во главе огромного рыцарского войска встали граф Раймунд IV Тулузский, Гуго де Вермандуа (брат французского короля Филиппа I), Этьен II, граф Блуа и Шартра, герцог Нормандии Роберт III Куртгез, граф Фландрии Роберт II, Готфрид Бульонский, герцог Нижней Лотарингии, с братьями Евстахием и Болдуином, а также многие другие правители и благородные рыцари. К сожалению, единого руководителя у разрозненных отрядов не было.
Общая численность рыцарского войска составляла примерно 30 тысяч человек. Такая могучая поддержка скорее напугала Алексея Комнина, чем вселила покой и надежду. Он потребовал у руководителей отрядов принести ему присягу. Согласились на это далеко не все. Готфрида Бульонского пришлось заставлять принести присягу силой, а графа Раймунда Тулузского даже насильно не удалось принудить присягнуть императору.
Численность крестоносного воинства была огромна, но люди были абсолютно не приспособлены к ведению войны на чужой земле и в специфических условиях. Первый бой Христового воинства состоялся под стенами Никеи, главного города Кылыч-Арсалана, могущественного сельджукского эмира. И одержанная победа была очень важна для византийского императора. С крестоносцами поспешили заключить союз армянские князья. С их помощью был захвачен город Эдесса, а в октябре 1097 г. главная часть войска подошла к хорошо укрепленной Антиохии. Этот город удалось взять только в июне следующего года.
О взятии твердыни существует легенда. Однажды простому воину Пьеро Бартелеми явился во сне апостол Андрей. Он показал Пьеру священное копье и раны, оставленные оружием на теле Христа. Святой сказал, что копье спрятано недалеко от алтаря церкви Святого Петра в Антиохии. Такое же видение следующей ночью посетило священника Стефана, которому приснились Христос и Дева Мария. Спаситель якобы был недоволен неблагочестивым поведением крестоносцев. Однако, сказал Иисус, если они станут усердно молиться, он поможет им и через пять дней явит свою милость. Естественно, начались поиски священного копья, и на пятый день оно было найдено. Вдохновленные чудесной реликвией, крестоносцы решили напасть на мусульман. Во время битвы многие воины утверждали, что видели, как им помогали крушить ряды врагов небесные всадники на белых конях. Радость победы была несколько омрачена тем фактом, что сразу после взятия города от чумы умер папский легат Адемар.
В Антиохии крестоносцы были осаждены войском эмира Кербоги. В городе практически не осталось запаса еды и воды, потому единственным решением проблемы была вылазка в лагерь врага. Крестоносцы сумели разбить Кербогу, но среди вождей крестоносцев начались споры, кому же достанется город. После продолжительной ссоры Антиохией завладел Боэмунд. Задержка вызвала недовольство войска, потому остальные вожди поспешили двинуться в дальнейший путь. Кстати, после взятия каждого города ссоры между полководцами повторялись, что никак не способствовало успеху миссии.
Но так или иначе, 7 июня 1099 г. глазам крестоносцев открылся наконец святой город. Освободители Гроба Господня верили, что Бог на их стороне и поможет овладеть городом. По преданию, после почти месячной осады священнику Пьеру Дезире во сне явился недавно почивший папский посланник Адемар и повелел провести крестный ход вокруг городских стен. При взятии Иерусалима 15 июля 1099 г. многие крестоносцы утверждали, что видели среди сражающихся Адемара, который подбадривал и вел за собой воинов. Власть в Иерусалиме вожди передали Готфриду Бульонскому. Так появилось Иерусалимское королевство, ставшее оплотом христиан на Востоке…
После захвата Иерусалима и прилежащих земель многие бароны с богатой добычей двинулись обратно в Европу. Это значительно ослабило армию крестоносного государства. Решением проблемы стало создание рыцарско-монашеских орденов.
Многие дворяне хотели посвятить свою жизнь служению, однако они слишком привыкли к оружию, чтобы расстаться с ним и облачиться в рясу. Им было легче защищать веру мечом, чем истязать плоть во славу Божию. Крестовые походы стали для них идеальным способом удовлетворить свои духовные потребности. После успеха I крестового похода в Святую землю потянулись вереницы пилигримов. Вскоре стало ясно, что крестоносцы, занятые строительством замков и оборонительных сооружений, не могут защитить паломников от нападений мусульман. Для этого было решено создать монашеские рыцарские ордена. В 1119 г. малоизвестный рыцарь Хуго(Гуго) де Пейнс из Шампани вместе с другом Готфридом де Сент-Омером создали Рыцарское Братство, которое вскоре получило название Орден тамплиеров. Король Болдуин II дал разрешение братству действовать на территории Иерусалимского королевства, а патриарх Иерусалима благословил. Вскоре братство насчитывало уже более сотни воинов. Патрулируя дороги и вступая в стычки с арабами, они набирались опыта, изучали тактику противника. Слава их быстро достигла Европы, поэтому ряды тамплиеров жаждали пополнить десятки благородных дворян. Уже в XIII в. орден мог выставить 600 рыцарей.
 
Крестоносцы, которые завладели Иерусалимом в XII веке, передали все христианские храмы латинскому духовенству. За 50 лет своего владения городом они перестроили храм Воскресения, а находившиеся по отдельности четыре храма подвели под общую крышу.
 
В 1244 году храм вновь был разрушен ордами хварезмийцев, а в октябре 1808 года страшный пожар уничтожил весь круглый храм вокруг часовни Гроба Господня и отчасти Голгофские приделы.
 
В последние семь столетий Храму как будто не угрожали ни язычники, ни мусульмане, но внутренние раздоры и борьба самих христианских исповеданий между собой не раз приводили храм почти к разрушению. Все христианские исповедания стремились быть как можно ближе к храму Воскресения. Это привело к тому, что он со всех сторон (за исключением южной площадки, где находятся входные двери) окружен зданиями. Его окружали старая Православная патриархия, с севера к нему примыкали латинский и коптский монастыри, к коптскому монастырю с востока храма прилегал абиссинский. Между ним и площадкою перед входными дверями располагался Православный монастырь Святого Авраама. Сверху Храм Воскресения покрывают два купола, оба увенчанные крестами. Один из них находится над часовнею Гроба Господня, другой - над Православным приделом Воскресения.
 

Во двор, где стоит храм Гроба Господня, ведет скромная калитка. Сразу при входе виден камень Помазания, который представляет собой продолговатую низкую плиту. На этот камень, облицованный сейчас мрамором, было положено тело Христа, снятое с креста, для умащения ароматическими веществами перед погребением.

Русский паломник игумен Даниил в самом начале XII веке посетил Святую Землю и оставил такие записки: «Гроб Господен высечен в каменной стене, наподобие небольшой пещерки, с малыми дверцами, как можно влезть человеку на коленях, склонясь. Пещера квадратна... И как влезешь малыми дверцами в эту малую пещеру, то на правой стороне будет небольшая лавка, высеченная из того же пещерского камня. И на этой лавке лежало тело Иисуса Христа. Ныне эта лавка святая покрыта мраморными плитами. В стороне проделаны три круглых оконца, и в эти оконца виден Святой камень, и тут поклоняются все христиане».
 
Русские паломники пользовались особыми привилегиями в Святой Земле, находившейся под управлением турецкой администрации. Со всех посетителей храма Воскресения турки брали плату, но богомольцы из России от нее освобождались. Русские цари присылали греческому духовенству, состоявшему при Гробе Господне, не только золото и «мягкую рухлядь» (меха), но также и великолепные иконы и другие драгоценные предметы церковного искусства и богослужебные книги.
 
Средства, поступавшие из России, шли и на восстановление колокольни, возвышавшейся справа от входа в Храм Воскресения. Это здание имело когда-то пять ярусов и завершалось куполом. Во время землетрясения 1545 года два верхних яруса вместе с куполом обрушились, а третий ярус пришлось разобрать в 1620 году. Долгое время у Храма Воскресения колокольни не было, и пришлось устраивать внутри него большую звонницу. Но потом, благодаря помощи, пришедшей из России, колокольню вновь построили.
 
Со времен войны 1812 года права на восстановленный храм Воскресения остались только у представителей четырех церквей: Римско-католической, Иерусалимской, Армянской и Коптской. Те места поклонения, которые раньше принадлежали маронитам, сирийцам, эфиопам и грузинам, перешли к грекам.
 
Войдя внутрь храма и спустившись по лестнице, мы попадаем в темный, мрачноватый зал. Своды его поддерживаются многочисленными колоннами и строительными лесами, оставленными после землетрясения 1927 года. Многие колонны имеют трещины, стянутые металлическими скобами.
 
В центре зала стоит небольшая купольная часовня (Кувуклия) из розового мрамора, поставленная над пещерой Гроба Господня в 1810 году. Часовня имеет два придела: придел Ангела (здесь мы видим фигуру ангела, сидящего на гробовом камне, часть которого вделана в мраморную чашу) и собственно гробницу, куда ведет низкий проход. Поэтому, проходя по нему, каждый невольно склоняется в низком поклоне. Гробница, освещаемая только лампадами, имеет 2 метра в длину и 1,5 метра в ширину. В ней и находится вделанное в стену мраморное надгробие.

Кувуклия

Позади часовни находится притвор Греческой церкви, где привлекает внимание большая каменная ваза, символизирующая «центр земли», находящийся в Святом Иерусалиме, и трон патриарха. Против часовни расположен притвор Русской православной церкви. Здесь на богато отделанном золотом алтаре положены четыре большие иконы московских мастеров в серебряных окладах необычайно тонкой работы.

Уже долгие века, из года в год, в Великую Субботу на Гробе Господнем возникает чудесное явление благодатного огня. Русский схимонах Св. Горы Афона отец Никодим, посетивший Иерусалим в 1958 году, в своем письме описывал то необыкновенное торжество, которое он лицезрел во время получения Благодатного огня: «В Великую Субботу, около двенадцати часов дня, я, грешный схимонах Никодим, имел счастье следовать из алтаря Храма Воскресения за Патриархом в крестном ходу в обхождении три раза Святой Часовни Кувуклии, и увидеть то, чего редко кому удается зреть у Живоносного Гроба. После третьего обхождения Патриарх (Православный Греческий Иерусалимский) остановился перед запертой и запечатанной дверью в Гроб Господень...

Патриарха здесь разоблачили до подризника: сняли с него митру, саккос и омофор. Полиция и власти осмотрели Патриарха, потом сорвали ленты с печатями с двери Часовни (Кувуклии), впустили Патриарха во внутрь Часовни. Вместе с православным греческим Патриархом впустили и армянского Патриарха... И еще некоторых впустили во внутрь Часовни: это те священнослужители, которые по знаку Патриарха потушат Благодатный огонь на ложе Живоносного Гроба и заберут все с Гроба, что было приготовлено к принятию Благодатного огня. Когда арабы из полиции, предназначенные для выноса обоих Патриархов с Благодатным Огнем, вошли во внутрь Часовни, за ними двери заперли.

Как всем известно, в Часовне два отделения: Придел Ангела и самый Живоносный Гроб Господень - пещера. Во внутрь пещеры Гроба входит только один Православный Греческий Патриарх, а прочие, с полицией и армянским Патриархом, остаются в приделе Ангела и ждут молча.

Надо сказать и о приготовлении Гроба Господня в Кувуклии: в Великую Пятницу вечером огни во всем Храме и в Часовне гасятся под контролем полиции. На середине ложа Живоносного Гроба ставится лампада в подставке, наполненная маслом и со светильней в поплавке, заправленной, но без огня. По краям ложа кругом прокладывается лента и по всему ложу раскладываются кусочки ваты. Так приготовленная, по осмотре полиции, Кувуклия запирается и запечатывается. Запечатанный Гроб Господень покоится до Великой Субботы, когда Патриарх впускается в пещеру ложа Спасителя, для получения Благодатного Огня.

Вот Великая Суббота. Патриарха впустили в пещеру Живоносного Гроба, и дверь за ним закрыли. Тишина абсолютная... В самой пещере темно, и Патриарх один там в тишине молится Спасителю. Иногда минут десять, а иногда и долее... И вдруг в темноте на ложе Живоносного Гроба рассыпаются бисеринки голубо-яркие, умножаясь, превращаясь в синий огонь, от которого загорается приготовленная вата, лента и лампада: все превращается в пламя «Благодатного Огня»...

Плита на Гробе Господнем, на которую сходит Благодатный Огонь в Великую Субботу

Патриарх немедленно зажигает свои два пучка свечей и, выйдя в придел Ангела, дает армянскому Патриарху зажечь свои свечи, после чего оба Патриарха подают в овальные окошечки «Благодатный Огонь» богомольцам.

При появлении «Небесного Огня», как взрыв грома, раздается шум и гул радости и восторга по обширному пространству Храма Воскресения Христова... Затем тушат на ложе Гроба Господня огонь (он там не жжет), забирают горящую, зажженную лампаду и вату с лентой.

Два араба-полицейских на плечах выносят из Кувуклии Блаженнейшего Патриарха, поддерживаемого священнослужителями, и быстро несут его в алтарь Храма Воскресения Христова. А впереди Патриарха идет один священнослужитель с горящей лампадой.

Все это так быстро, что немногие у Кувуклии (Часовни) при выносе Патриарха смогли зажечь свои свечи. Я тоже не успел, но постарался примкнуть к толпе народа и вслед за Патриархом прошел в алтарь, где и зажег свой пук свечей от «Благодатного Огня» из рук самого Патриарха. Схимонах Никодим, Святой Горы Афона».

Греческий архимандрит отец Кириакос, Охранитель Гроба Господня в Святом Иерусалиме, в письме от 10 февраля 1960 года писал: «Несколько веков тому назад армянам удалось однажды оспорить у православных право получать «Священный Огонь» в пещере Гроба. Тогда православным совсем не было доступа в Храм Воскресения Христова, и они вынуждены были стоять во дворе. По прошествии некоторого времени, когда Патриарх и народ молились во дворе Храма, Огонь изошел из колонны, которая возле входной двери. Армяне же ничего не дождались. С тех пор нас уже больше не оттесняли от Живоносного Гроба. Сия колонна до сих пор стоит, треснутая и почерневшая».


 

 

 
Категория: Христианство | Добавил: Jupiter (21.09.2011)
Просмотров: 3182 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
ЛЮБОВЬ
ЛЮБИТЕ ЛЮДИ
СЕМЬЯ НОВОГО ТИПА. ЧТО ТАКОЕ СЕМЬЯ-ДРУЖБА.
КАК НЕ ОРАТЬ. ОПЫТ СПОКОЙНОГО ВОСПИТАНИЯ.
ИСТОРИЯ
Вход на сайт
Корзина
Ваша корзина пуста
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz