ЕДИНСТВО
          БРАТСТВО



 Роза Мира                 Даниил Андреев
        БИБЛИЯ III ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ













 

Внимание!
Платим за благотворительность!

Получить вознаграждение
Понедельник, 22.10.2018, 20:09
     

            
                                                                                                                                                                                                                                          Скачать инструкцию
                    
                                                                                                               
                    


РОЗА МИРА



АЛЕКСАНДР ИЗОТОВ

российский композитор, поэт
с 2001г артист, аранжировщик
Капеллы Тюменской филармонии
лауреат международных фестивалей


РЕЛИГИИ
ПСИХОЛОГИЯ
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 794
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика
Главная » Статьи » Музеи » Музеи

Дом Сапожникова (Ершова) в гор. Гороховец

Дом Ершова (Сапожникова)

Впервые Семен Никифорович Ершов упоминается в документах под 1669 годом в грамоте патриарха Иоасафа, в которой говорится, что на средства «посадского человека Семена Никифоровича сына Ершова» построена каменная церковь во имя Знамения Богородицы за Клязьмой на территории Знаменского красногривского мужского монастыря.
Семен Ершов уже в 1660-х годах считался «богатым купцом». Свое состояние братья Ершовы составили на винных откупах. Продукт, произведенный на своих винокурнях, они подряжались поставлять казне в крупные центры потребления подрядного вина: в Среднее и Нижнее Поволжье, на Северную Двину, в Москву. Разовые поставки, выполнявшиеся «своими работными людьми», были весьма ве¬лики.
В переписи 1678 года братья Ершовы упоминаются первыми среди посадских торговых и ремесленных людей Гороховца. На одном из дворов братьев Ершовых было учтено 13 семей работных людей (32 души мужского пола). В производственный комплекс Ершо¬вых входили солодовни, винокурни, мельницы. Летом многие гороховчане нанимались к Ершовым в качестве кормщиков, бурлаков, коноводов. Зимой к их услугам были местные крестьяне, готовые на своих санях и подводах везти вино по другим городам. Были у Ершовых и свои крепостные.
В Гороховце у Ершовых имелись две усадьбы с каменными домами. Первый каменный дом был построен в 1660-х годах не где-нибудь, а прямо на городской площади. Он стал первой каменной постройкой в Гороховце, который в это время был целиком деревянным.
В 1680-е годы Семеном Ершовым построен еще один усадебный дом. Если первые палаты Ершова возведены еще с оглядкой на прежние простонародные вкусы, то данная постройка претендует на настоящие дворцовые хоромы. Уже само местоположение трехэтажного дома на склоне Пужаловой горы в стороне от центральной улицы дало возможность значительно возвысить его среди рядовой одноэтажной застройки, от которой он отгорожен высоким тесовым забором с дубовыми воротами.
С.Н. Ершов был близко знаком с первым настоятелем Флорищевой пустыни Илларионом, ставшим впоследствии митрополитом Суздальским и Юрьевским. Семен Никифорович выстроил в монастыре для бра¬тии двухэтажный каменный корпус.
В 1672 году Ершов совершает еще один вклад уже в Святоозерской пустыни – мужской обители, основанной по преданию еще в XIV столетии в северной части Гороховецкого уезда на берегу Святого озера. До самого XX века в монастырской звоннице имелся большой колокол, отлитый на средства гороховчанина Семена Ершова. Об этом могла рассказать надпись на самом колоколе.
В 1680-х годах Ершов в самом городе Гороховце ведет строительство сразу трех крупных каменных храмов, взамен обветшавших деревянных.
В 1686 году он, обратившись с челобитной к московскому патриарху Иоакиму, добился права на застройку самого «красного» места в городе – Никольской горы. В 1689 году было завершено строительство изумительного по своей красоте Троице-Никольского собора. В том же 1689 году Ершов заканчивает строительство Сретенского собора на территории Сретенского девичьего монастыря. Не жалея средств Ершов сразу же приступает к возведению следующего храма - церкви Воскресения Христова. Вплотную к церкви подходила ограда второй усадьбы самого Ершова.
В 1690 году Семен Никифорович Ершов вместе с братом были приняты в гостиную сотню, среднюю из трех высших привилегированных корпораций торговых людей в Русском государстве XVI – начала XVIII в. Члены гостиных сотен освобождались от тягла, накладываемого на посадских людей, могли исполнять обязанности местных чиновников. Освобождались от местного воеводского суда, судились в определённом приказе при царе Алексее Михайловиче в Приказе Большой казны.
Неудивительно, что именно в это время иждивением Семена Ершова строится главный каменный храм города – Благовещенский собор, освя¬щенный в 1700 году.

Родители Семена Никифоровича стали схимниками Никитой и Февронией во Флорищевой пустыни. Из Синодика Флорищенского монастыря можно узнать, что в роду были и другие схимонахи: Иона, Александр, Иосиф, Параскева, Серапион. Быть может, в старости и сам Семен Никифорович ушел в монастырь, ведь и по сей день неизвестно, как и где провел свои последние годы купец гостиной сотни Семен Никифорович Ершов, чье имя в его родном городе и окрестностях стало легендой.


Дом Ершова

Дом Ершова один из самых старых купеческих домов сохранившихся в наши дни. Строение расположено у подножия Пужаловой горы. Красота здания поражает любого зрителя, дом больше похож на дворец, чем на простые жилые палаты. В России осталось не так много подобных памятников гражданской архитектуры. Да и не каждый купец мог позволить себе постройку подобного дома.
Согласно летописям, в 1680-е годы Семен Ершов построил усадебные трехэтажные палаты (третий этаж был деревянный). Если первые палаты Ершова возведены еще с оглядкой на прежние простонародные вкусы, то данная постройка претендует на настоящие дворцовые хоромы. Уже само местоположение трехэтажного дома на склоне Пужаловой горы в стороне от центральной улицы дало возможность значительно возвысить его среди рядовой одноэтажной застройки, от которой он отгорожен высоким (свыше 3 м.) тесовым забором с дубовыми воротами.

Эти ворота – едва ли не единственный сохранившийся образец древнерусской архитектуры малых форм. Столбы ворот украшает искусная резьба, очень сложная по дубу, который в сухом состоянии приближается к прочности железа. В 2013 г. была успешно осуществлена капитальная реставрация этих ворот.
Первый этаж Дома Ершова - (подклетный) хозяйственный этаж. Оконные проемы первого этажа небольшие, простые, без наличников. Такое строение было традиционным для всех купеческих домов. Даже в «Домострое» было описано, как должен выглядеть первый этаж, что должно храниться в нем, какие двери должны стоять и как закрываться. Стены первого этажа строились поразительно толстыми, с дубовыми дверями, которые всегда были заперты. В то время купец постоянно жил в страхе. Крестьяне, которые платили огромные налоги, в отчаянии врывались в купеческие владения и грабили его имущество.
Полуподвал Ершовского дома полностью соответствует требованиям «Домостроя». Купец Семен Ершов хранил на первом этаже оружие, конскую сбрую, одежду, домашнюю утварь и съестные припасы. Полуподвал разделен на две части толстыми стенами. Одна часть полуподвала была полностью изолирована, в нее можно было попасть только через единственную дверь, которая соединялась с другой частью (она располагалась у входа в дом). Такое сложное расположение комнат было необходимо для сохранения имущества. В самой дальней и труднодоступной комнате хранились все ценные вещи.
Легенды рассказывают о нескольких сейфах, спрятанных по всему дому Ершова. Для сохранения золота ценных бумаг и денег. Тайники для боярских и купеческих домов были обязательным атрибутом. Но при реставрации строителям не удалось найти ни одного. Еще одна легенда рассказывает о подземном ходе, который был вырыт при строительстве дома. Якобы этот проход вел далеко за пределы города и предназначался для экстренных случаев, когда спешно нужно было покинуть палаты. Согласно легенде в начале XIX века подземный ход обрушился, так как сгнили деревянные балки.
В свое время на все окна были навешены железные ставни с запорами, от «татей», в проемы вставлены кованые решетки.
Второй этаж – парадный. Окна парадного этажа имеют богатые фигурные наличники, формы которых чередуются. Кроме того, верх второго этажа декорирован орнаментальным фризом.
Третий этаж – поздняя надстройка, очевидно первой половины XVIII в., когда деревянный третий этаж был заменен каменным. Особенностью третьего этажа, который был жилым, является большее число окон, к тому же большего размера – для лучшего освещения верхних помещений, где хозяева проводили основную часть дня.
На втором этаже расположились приемные покои купеческого дома, называемые «Красные палаты». Здесь семейство Ершовых принимало своих гостей, отмечало праздники и торжества.
С севера к зданию примыкало трехэтажное резное крыльцо (к сожалению, крыльцо не сохранилось), с которого можно было пройти в сени второго и третьего этажей, а из них – в комнаты. Крыльцу в древности уделяли особое внимание, так как именно здесь хозяева встречали и провожали гостей. Крыльцо было лицом дома. Не случайно, при всей однотипности планового решения, в городе не было абсолютно одинаковых крылец.

Дом в течение своей истории менял хозяев. Одни купеческие семьи разорялись, дом продавался другим. В XVIII веке дом принадлежал уже купцам Ширяевым. В 1820-е годы его приобрел купец А.И. Сапожников. В списке домохозяев Гороховца за 1915 г. упоминается дом наследников А.И. Сапожникова, находившийся на Нижне-Нагорной улице. Одним из последних владельцев дома был М.Ф. Сапожников, потомственный почетный гражданин Гороховца.
Вплоть до 1918 г. владельцами дома были Сапожниковы.



Дом Сапожникова

Красное крыльцо играло большую роль в древнерусском этикете. Вековые обычаи звучат в напевных былинных словах: «Со перва крыльца поклон вели, со другого хлебом-солью встречали, а со третьего вино брагу подносили». Крыльцо составляло красу и гордость хозяина дома. Его рундуки завершались шатровыми верхами, перила украшались «болесами точеными». Не случайно при всей однотипности плановых решений почти не встречается одинаковых крылец. Весь свой талант, свою изобретательность и смекалку вкладывали зодчие в композицию крыльца, выискивали новые, своеобразные формы.
Перед входом в сени в небольшой нишке стояла икона. Нагнувшись, чтобы пройти в низкую дверь, и отдав таким образом поклон, переступим порог дома купца Ершова. Мы в древнерусском бельэтаже, в парадной части дома. Здесь даже свод сеней имеет распалубки. Сени обширные, пригодные и для «веселостей». Но основная их роль хозяйственная. Кроме того, это узел коммуникаций дома — из сеней двери ведут во все палаты приемного этажа; в торце сеней маленькая правая дверь закрывала ход на каменную лестницу в верхние покои, а левая в «нужник». Здесь же была устроена и маленькая кладовка. Печи палат топились из сеней по-белому. Для этого в поперечных стенах были сделаны специальные ниши. Следы одной из них можно наблюдать и сегодня.
Однако поспешим вслед за гостями, в левую большую палату. Это помещение соответствует горнице деревянного дома. Палата с площадью в 50 квадратных метров служила столовой. В купеческих домах она обычно совмещала функции и крестовой, то есть комнаты, в которой в обычные дни хозяином дома читалась общая для всех домочадцев молитва. Поэтому в левом, против двери, углу были расставлены в богатых ризах «святые и честные образа» и теплились зажженные лампады. Это красный угол — самое почетное место в доме. Вдоль стен красного угла тянулись закрепленные наглухо лавки с незатейливой резьбой по краю — «с опушками», а перед ними стоял вделанный в пол стол. Еще в 1943 году в этой палате были пристенные лавки.
Степенно, с чувством собственного достоинства рассаживаются гости за столом, строго соблюдая свой «чин» и звание. Самый дорогой гость усаживается рядом с хозяином под образами, все остальные занимают места согласно степени родства и положению в иерархической лестнице.
Начинается многочасовое пиршество… Пиры являлись одной из немногих форм общественной жизни Древней Руси, их корни уходят еще во времена общинного быта. В средней купеческой среде женщины пировали часто вместе с мужчинами, но в боярских родах и «боярствовавших» купеческих семьях женщины никогда не присутствовали на мужской половине при гостях. Они пировали отдельно, в особых покоях. Составитель «Домостроя» строго-настрого наказывает, чтобы даже «питие и еству» носил на женскую половину «один человек сверстной, кому приказано», и добавляет: «а мужеск пол туто, и рано и поздно, отнюдь ни какоже, ни какими делы, не был бы»*. Да, по-разному складывалась жизнь русских женщин; кому выпадала доля «домовитой жены» и помощницы, а кому и тяжелая доля высокопоставленной затворницы. Много сложено грустных песен об одинокой, монотонной жизни девушек знатного рода, которые проводили почти все время в своих отдаленных покоях. Безысходная тоска звучит в былинном напеве: «Сидит Афросинья в высоком терему за тридесят замками булатными…»
Рассмотрим внимательнее крестовую палату. По случаю празднества она «наряжена сукнами»: на лавках положены красивые «полавочники с каймы», стол накрыт расшитым кумачовым «подскатертником», а на него положена узорная «аксамитная» скатерть. Даже окна украшены «наокошечниками» из «червленого» (красного) сукна. Широкие дубовые плахи пола застланы коврами заморскими. Против красного угла, на виду у гостей, в поставце, размещенном в стенной нише, красуется богатая посуда и утварь. Тускло поблескивают резные братины и узорные ковши, сверкают серебряные кубки и радужно переливается «фряжское» стекло. «Богу богове, а кесарю кесарево» — набожность и чувство собственничества мирно уживаются рядом; каждому свой угол.
Колеблющееся пламя свечей, в стоячих «шенданах» и слюдяном фонаре, вырывает из темноты контуры кованых сундуков с нажитым добром и заставляет расцветать сказочные цветы на печных изразцах. Бегающие тени старательно вырисовывают правильный рисунок пересекающихся граней свода. Перекрытие крестовой палаты особенно красиво. В сходящиеся к центру плоскости сомкнутого свода врезаются симметрично распалубки, создавая сложные сочетания криволинейных поверхностей. Ребра сводов, видимо в первой половине XVIII века, были подчеркнуты профилированными тягами, которые, сойдясь в центре, образовали овал. Места примыкания тяг к овалу украшены грубовато выполненными кистями винограда. Так в Петровскую эпоху новое врывалось в древнерусский быт.
По словам А. И. Сапожниковой, крестовая палата в дореволюционные годы еще сохраняла следы покраски. Ее каменный свод, как это часто делалось в боярских хоромах, был расписан под небесный свод с солнцем и звездами.
Воспользуемся случаем, что пир идет горой, и пойдем осматривать другие помещения дома. Напротив крестовой, через сени, разместились две меньшие палаты — это «комнаты» хозяина и хозяйки дома. «Комната», в понимании древнерусских людей, была кабинетом или вообще таким помещением, в котором оставались большую часть дня». Комнаты в доме Сапожникова связаны между собой дверным проемом. В палате домовладыки в углу малозаметная дверка, за ней внутристенный ход в помещения подклета, известный уже нам. Рядом небольшая ниша для стенного шкафа. Очевидно, в нем именитый купец держал важные документы. Обстановка комнаты дополнялась столом и «спалной» скамьей, на которой, подложив под голову окованный железом «подголовник» с казной, можно было поспать часок-другой после «дел праведных».
Основные «покоевые» помещения со спальнями размещались в древнерусских чердаках, деревянной жилой надстройке. Деревянные чердаки с жилыми помещениями возвышались в XVII веке почти над каждым каменным домом. Иногда деревянные пристройки примыкали к белокаменным палатам. Русские люди избегали, особенно зимой, спать в каменных палатах. Это считалось вредным для здоровья. Подробно описывавший свое путешествие по Московии в 1654 году Павел Алеппский отмечает, что «в углу Крестовой палаты (Патриаршего дома в Москвовском Кремле) есть дверь, ведущая к новому деревянному строению с многочисленными кельями, кои идут одна за другой и назначены для зимнего помещения, ибо жители этой страны не любят жить в каменных домах, потоку что когда печи в них истоплены, то ударяет в голову и причиняется головная боль». Также и другие многочисленные письменные источники подтверждают, что многовековые бытовые традиции и бесспорные теплотехнические и гигиенические достоинства деревянных построек заставляли русских вплоть до XVIII века предпочитать их в качестве постоянного жилья.
Были, несомненно, деревянные чердаки и в доме Сапожникова. О них еще совсем недавно говорили остатки удобной внутристенной каменной лестницы, освещенной специальным маленьким окошечком, которая вела в верхний этаж. О ней уже упоминалось, когда мы рассматривали сени приемных апартаментов. Именно деревянные чердаки и сменила существующая сейчас кирпичная надстройка. Можно совершенно уверенно говорить о том, что планировка надстройки повторила планировку деревянных чердаков. Сени, конечно, были посредине, а по бокам располагались спальни. В сенях, возможно, по образцу боярских хором имелись небольшие чуланы для спанья «сенных девушек». Над крыльцом, скорее всего тогда деревянным, возвышался девичий теремок.
В чердаках с невысокими потолками, часто с «подволокой», обитой сукном добрым, со скоблеными, мытыми пивом бревенчатыми стенами, издававшими особый аромат, с нехитрым домашним скарбом было тепло и уютно.
Каменный объем здания с деревянным верхом завершался высокой тесовой кровлей, напоминающей современную. С той лишь разницей, что кровля снизу имела «полицы» с узорными тесинами, которые дальше отбрасывали воду от стен, а сверху по гребню лежало массивное бревно — охлупень с затейливо обрубленными концами.
Красив и величествен был дом «гостя» гороховецкого Семена Никифоровича Ершова. Каменных дел мастера старались особенно приукрасить вид здания с хорошо обозреваемой части двора — от ворот. Входящему раскрывался вид на палаты под углом, с самой выгодной точки зрения. Обе видимые стены дома имеют богатые наличники, обрамляющие окна парадного этажа. С другой стороны оконные проемы имеют простые обрамления. И это не случайность, а сознательное нарушение векового принципа выделения центра, связанное с учетом одновременного восприятия двух стен здания — восточной и северной. Фронтальный обзор восточной стены был невозможен, так как перед ней стояло каменное хозяйственное здание. Именно поэтому каменодельцы выкладывают ближайшие к углу наличники в доме Ершова одинаковыми и придают им наиболее выразительную форму. Острая линия сходящихся плоскостей стен послужила для них как бы осью симметрии, относительно которой они и строят композицию. Такое глубокое понимание реальных условий обозрения здания говорит о незаурядных способностях зодчего. Мы справедливо восхищаемся художественной продуманностью композиции Афинского Акрополя — вершины античного греческого зодчества. В учебниках приводят в пример закономерность расположения Парфенона и других сооружений прославленного ансамбля, поставленных из расчета на определенные точки обозрения. Это всячески подчеркивается, ставится в образец, варьируется на все лады во многих статьях и книгах. Но как жаль, что порой так мало обращают внимания на малоизвестные примеры высокого архитектурного мастерства безвестных русских каменодельцев.
Источник: А. А. Тиц. По окраинным землям Владимирским (Вязники, Мстера, Гороховец)

В 1974—1979 годах дом Ершовых был восстановлен в своих прежних архитектурных формах Владимирской научно-реставрационной мастерской по проекту архитектора Л. С. Филипповой. Воссоздан интерьер красной палаты, самой парадной части дома, в которой хозяин принимал гостей и устраивал званые пиры. Большой зал, перекрытый сомкнутым сводом с распалубками, грани которых декорированы профилированными тягами, вновь настраивают посетителя на торжественный праздничный лад. Остроту впечатления дополняют «дубовые кирпичи» пола и красная обшивка дверей и подоконников. И вещи. Подлинные вещи XVII—XVIII веков из Гороховца и из фондов Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

МУК «Гороховецкий историко-архитектурный музей»

Адрес: гор. Гороховец, ул. Нагорная д. 4. Сайт музея http://www.giamus.ru/
28 июля 1981 г. Гороховецкий музей был значительно расширен: открылись экспозиции в Доме Сапожникова (Ершова) после длительной реставрации. Стараниями гороховчан и работников Владимиро-Суздальского музея-заповедника в купеческом доме XVII века был воссоздан купеческий быт того времени. На 3-м этаже располагалась выставка архитектуры, где были представлены макеты и рисунки старинных домов Гороховца, планы города. На 2-м этаже были представлены купеческие палаты XVII в., состоявшие из сеней, комнаты хозяйки, хозяина и красной палаты. На 1-м этаже музея находилась подклеть, в которой выставлены предметы быта, торговли и хранения припасов. Кроме архитектуры XVII века здесь появляется эффект присутствия хозяев – интерьер комнат, посуда, одежды, мебель, которыми пользовалось богатое купечество, выдающие привычки и нравы людей того времени.
Наверное, нет лучшей формы музеефикации памятников, чем показ этих памятников в их исторической правде, в приближении к первоначальной сути их. Дом Ершова – один из удачных примеров этому. «Комната хозяина», «комната хозяйки», «девичья», сени, кладовые – и вот уже создается образ отдаленного прошлого, ушедшей эпохи.
Решениями областного Совета народных депутатов № 53-П от 03 февраля 1989 г. «О дальнейшем развитии Государственного объединенного Владимиро-Суздальского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника и преобразование его во Владимирское объединение музеев» и исполкома Гороховецкого районного Совета народных депутатов № 129 от 17 февраля 1989 г. Гороховецкий филиал преобразован в Гороховецкий историко-архитектурный музей.


Дом Сапожникова (Ершова)

В доме Сапожникова размещены экспозиции МУК «Гороховецкого историко-архитектурного музея». Экспозиции рассказывают о жизни и быте купечества. Среди них – «Кустарные и отхожие промыслы Гороховецкого уезда кон. XIX – нач. XX вв.», «Гражданская архитектура и быт Гороховца кон. XVII- нач. XVIII вв.», «Подклет», «Русский самовар».
Интересный рассказ экскурсовода поведает Вам о тайнах народного мастерства и самобытности русского таланта.

"Русский самовар"

Купеческая свадьба в Доме Ершова (Сапожникова)

В рамках проведения года молодежи в России на территории Гороховецкого района реализуется партнерский проект – незабываемое бракосочетание молодоженов «Купеческая свадьба в доме Ершова (Сапожникова)». Проект реализуется МУК «Гороховецкий историко-архитектурный музей», МУК «Центр традиционной культуры» с. Фоминки совместно с отделом ЗАГС администрации Гороховецкого района.
Купеческая свадьба в Доме Ершова (Сапожникова) позволяет разнообразить программу свадебных торжеств, показать красоту и значимость этого русского обряда. Водя хороводы, играя в игры, слушая старинные обрядовые песни, будущие супруги более празднично и торжественно ощущают себя и свой новый статус.
Купеческая свадьба включает в себя следующие свадебные обряды: встреча новобрачных на купеческом дворе, величание молодоженов, выкуп красоты девичьей, народные свадебные забавы, торжественная регистрация в купеческих палатах, одаривание молодых. В октябре было проведено два свадебных торжества для молодоженов Гороховецкого района и пос. Центральный Володарского района Нижегородской области. Торжественно зарегистрировать брак в купеческих палатах XVII века могут не только гороховчане, но и жители близлежащих городов и районов.
Сайт: http://puzhalova-izba.ru/gorohovec/gorohoveckiy-muzey/svadba-v-gorohovce/


Купеческая свадьба в Доме Ершова (Сапожникова)


Город Гороховец
Дом Шорина
Музеи Владимирской области.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Музеи | Добавил: Jupiter (29.07.2012)
Просмотров: 3278 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
ЛЮБОВЬ
ЛЮБИТЕ ЛЮДИ
СЕМЬЯ НОВОГО ТИПА. ЧТО ТАКОЕ СЕМЬЯ-ДРУЖБА.
КАК НЕ ОРАТЬ. ОПЫТ СПОКОЙНОГО ВОСПИТАНИЯ.
ИСТОРИЯ
Вход на сайт
Корзина
Ваша корзина пуста
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz